"Гробницы" или как я побывал в нью-йоркской тюрьме (Начало)



" Это случилось почти 2 года назад. Текст отредактировал недавно. Разбит на 2 части. В конце текста ссылка на окончание истории"




Откровенно говоря, нарывался я давно.

Я не буду перечислять все свои административные и более чем административные нарушения … но в общем по логике это должно было случиться рано или поздно.  Поймали по фигне - пытался угостить свою девушку  "проходкой в метро" - ну то есть мы прошли “паровозиком” и нас остановили полицейские. Они коварно спрятались за углом и ловко сцапали нас. Слово за слово. Проверка документов. Думаю, ну отделаюсь штрафом, туда сюда… оформят… и до свидания по домам.

Но тут вдруг кто-то что-то сказал полицейскому по рации и он мне:

- Повернись… руки за спину.

Через секунду я был скован наручниками.

- Ты арестован.

- За что?

- У тебя неоплаченные штрафы.

Я, признаться, догадывался, о чем они. С некоторых пор  после  одной из похожих историй (http://chegodaev.livejournal.com/14031.html ) я просто заколебался платить штрафы и ходить в суд.

Ничего такого типа "у вас есть право хранить молчание, право на звонок" ну и так далее, как в кино - ничего он, конечно, не сделал"

Парень был молодой (чего-то мне всегда такие попадаются) и, судя по всему, ему совсем не в кайф все это было. Позже стало понятно почему.


Пока он меня обыскивал, двое полицейских из другого "наряда",  ехидно улыбаясь, показательно прошли вдвоем паровозиком через турникет и спросили у нас:


- Это вас за это арестовали,  да? - "троллинг" такой у них. Херовый, но троллинг.

- Да. За это.  А чего вы их не штрафуете? - я был “поддат”, нагл и бесстрашен.

Полицейский (его звали Майк) не ответил. Он шарил по моим карманам, в ожидании чего-нибудь запрещенного,  а я судорожно сквозь хмельной мозг пытался вспомнить нет ли у меня ничего с собой такого, что могло бы значительно усугубить мое положение. Но вида не подавал. Я улыбался и шутил и сам же смеялся над своими сомнительного качества шуточками. Марине (девушка моя) и Хектору (гитарист моей группы) ситуация не казалось забавной. Я же был в наручниках, мне уже все равно. Как любому писаке, и творческой морде, попасть в тюряжку по мелкому, казалось, великим приобщением к шансону. (Примерно, как пару лет назад на болотной московские творческие морды мечтали попасть в автозак, приобщившись  на полшишечки к репрессиям)


Меня привезли сначала в “обезьянник” в отделение полиции на станции Canal street.

Я собственно был уверен, что меня сейчас тут подержат до утра и отвезут сразу на суд. Почему-то мне так казалось. Вследствие моего оптимизма. Время около 2-х часов ночи.

В участке небольшая клетка с узенькой лавочкой. Я на ней, балансируя, разлегся, пытаясь заснуть. Спать удавалось плохо. Иногда я все же проваливался в сон, все-таки я "супер-спец" по части сна. Хоть стоя. В метро. Но мой коп Майк, периодически, и премного извиняясь, меня будил и я вынужден был проходить разные дурацкие бумажно -оформительные процедуры.

Майк был чрезмерно обходителен. Он чувствовал себя виноватым и постоянно говорил:

“Я бы тебя не остановил и не стал бы даже штрафовать, но там видеокамеры висят. А нам за это от MTA (метро) очень достается ”

Потом фотографирование. Профиль - фас. Затем снятие отпечатков.

Эта процедура затянулась минут на пятнадцать. Аппарат работал плохо - барахлил. Очень плохо считывал мои отпечатки.

Майк дико извинился и возмущался, дескать, старая система, нихера не работает.

- Мы давно уже просили прислать нам чего-нибудь поновей. Всë обещают, - пробурчал Майк. Ему почему-то  чертовски было неудобно передо мной буквально за всë. То ли потому, что он понимал, что  испортил мне вечер, то ли потому, что я был вежлив и участлив к нему.

В какой-то момент я невольно стал помогать полицейскому справиться с задачей. Но отпечатки снимались с трудом.

- Это наверное потому что ты на гитаре играешь? - Майк включил дедуктивный метод. (Я был после концерта, весь такой из себя рок-стар).

-  Не…Я пою - ответил я.  Майк обреченно вздохнул. Холмса из него не получалось. Крутого копа, в силу характера тоже, а впереди еще была длинная ночь с нудными бумажными процедурами.  Мне было его даже жаль.
- Иногда играю, дома - решил я подбодрить Майка. Он благодарно улыбнулся, дескать, "я ж говорил". Похер, что он пытался правую руку отпечатать.

В 6 утра меня заковали в наручники опять, посадили в машину ( было жутко неудобно сидеть с заломанными назад руками) и повезли в так называемый Central Booking. Местный КэПэЗэ и одновременно СИЗО, где томятся узнички разного толка в ожидании суда. Это место еще называется The Tombs - Гробницы.  Довольно поэтичное название, неизвестно кем данное, вполне себе отображает это место. Длинные коридоры… узкие лестницы, ведущие то вверх, то вниз в подвалы.

По пути забавный эпизод. Подрезает нас какой-то оборзевший хмырь. Мои надзиратели тут же сигналку  “Whoop Whoop!” Тормозят водилу.

- Давай я с ними разберусь. - говорит один “коп” . Он молодой, пухленький, черненький. Только что подпевал какому-то хипхоперу по радио. Вернее сказать подчитывал. Хипхоперы не поют.

Открывает окно. Из машины-нарушителя высовывается супер-виноватое лицо какого-то тоже черного паренька. Тот сходу начинает извиняться:

- I’m sorry officer, I’m so sorry

- Куда так торопишься? - спрашивает полицейский пытаясь придать себе грозный вид.

- I’m so sorry officer - лепечет супер-виноватое лицо

Коп смотрит на него с укоризной

- Slow down, ok? Slow down -(  “Давай помедленее, ok?").

Суровый взгляд на прощание и полицейский закрывает окно. Водитель нарушитель если б мог расшаркаться и целовать ручку, вероятно так бы и сделал-с. Мешали обстоятельства. Он лишь поблагодарили-с еще раз двести нам вослед.

Через паузу. Сидевшая на пассажирском девушка полицейская и мой Майк со мной на “заднем” - начинают ржать и подкалывать офицера. Девушка делала нарочито басистый голос.  Майк тоже забасил:

- Slow down ok! Хахахаха.Slow down ok? - передразнивали напарники.

-  Дааа, ты конечно его напугал,  ага!  Ты был страшен!!! ХАХАХАХА! Cам-то в штаны не наложил?

-  Shut the fuck up! Just shut the fuck up!!! - улыбнулся подкалывыемый полицейский и врубил свой хип-хоп погромче.

В общем сцена из “Полицейской академии. Не меньше.

Меня привезли вот к таким воротам

Внутри маленький дворик, где стояло ночное мелкое хулиганье, вроде меня. Приставленные к ним копы сдавали оружие.

Затем нас повели по длинному коридору. Меня удивило, что у многих из ночных хулиганов ноги были скованы цепями, как каторжников. Не хватало только тяжелого шара, волочашегося за цепью. И еще двух великанов, басом спрашивавших у Гурда “КЛЮЮЮЧ!’

Некоторых "каторжников" , привязали на одну цепь. Они гремели своими кандалами на ногах и были связаны одной цепью.

На мой вопрос: "Зачем, на одну цепь-то всех посадили?" Майк пожал плечами:

- Так положено.  Если полицейский приводит троих задержанных из своего участка их сковывают одной цепью. А на ноги для особой буйных.

Понятно.

Мы довольно долго стояли в тускловатом коридоре. На регистрацию. Руки начало сводить. Наручники натирали запястья. Ожидание было томительное. Все происхоидло очень медленно. У меня начинался сушняк. Единственная мысль которая меня грела: "Осталось всего часа два -три"  ( Майк мне сказал, что в 9 утра придет судья и все закончится. Мое нарушение предполагало какой-то штраф,по моим расчетам. Но главное, что я был уверен, что часов в 10-11 утра уже буду дома. Ну-ну…)


По одной стороне коридора стояли мы - арестованные. По другой арестовавшие нас полицейские. Меня конечно поразил undercover ( полицейский под прикрытием) - Меньше всего, увидев его, в толпе я бы подумал, что он undercover. Азиатской внешности подросток. В бейсболке, в приспущенных на хип- хоперский лад джинсах. На такого в жизни не подумаешь в метро, что это полицейский… Правда позже прошли двое крупных переростка-верзилы в бейсболках козырьком назад и коротковатых джинсиках. На таких подумаешь. Такие нарочито-косящие под подростков, как в супер гротескной комедии.  Полицейская академия, ей-богу, часть вторая.

Потом яркий свет. Опять фотосессия фас-профиль.  Фотограф - полицейский, меня отщелкал, быстро собрал вещички, пожелал всем спокойной ночи и буднично как-то потопал домой.  Его смена закончилась. Мой коп Майк тяжело вздохнул. Он тоже хотел домой, а у него впереди еще я… Но я по крайней мере не буйный. Я даже подумал, что если бы копы провели конкурс на лучшую пару “коп-узник”, мы бы с Майком выиграли. За счет меня конечно.

Дальше опять длинные коридоры “гробницы”. Опять очередь.

- У тебя есть какие-нибудь болезни, аллергии? - спросил Майк

- Нет. Я здоров.

- Отлично. Если что так и говори, что у тебя все в порядке ты здоров, аллергий нет.


Я кивнул. Хотя и не понял, зачем он повторил мне то, что я только что сам сказал.

Позже в камере бывалые мне объяснили. Копы всегда просят своих “арестованных” говорить на опросах, что они здоровы и не имеют никаких аллергий. Фокус в том, что если ты заявишь о каком-нибудь недуге тебя отправят на медицинское свидетельсвто - а это значит, что твой коп домой попадет не скоро.  Но совет бывалых - заявлять о любых чихах - почему? Потому что даже утомительный, казалось бы, поход к доктору пусть и в натирающих запястья наручниках, куда лучше бестолкового, тоскливого до ужаса ожидания в камере с вонючими мужиками и парашей. И так или иначе сократит время до суда. Многие бывалые спецом придумывают недуги, в том числе, чтобы отомстить арестовавшему их копу и помучить его нудной работой надзирателя. При этом отмечу, что почти везде, где бы тебе не пришлось стоять в этой “гробнице”, нет ни лавочек, ни стульев. “Узнички”, не напрягаясь, садятся на корточки, на задницу, или просто разваливаются вдоль стены и храпят в ожидании дальнейших бумажно-оформительных процедур, в то время как надзиратели полицейские всегда на ногах. Садится им нельзя по инструкции.

- Алкоголь употребляешь? - спросил меня в каком-то кабинете черный полицейский бумажко-оформитель, и улыбнулся

- Of course… - сказал я и тоже улыбнулся.

- Что делаешь, когда заканчиваешь выпивать?

- Падаю спать…

- О, и я тоже! - обрадовался полицейский и хлопнул штампом в моем деле.

После часового ожидания в каком-то очередном коридоре, нас провели через металлоискатель, общупали обыскали и развели по клеткам.

Полицейские тут уже были куда более агрессивные. Покрикивали, погоняли, но перед металлоискателем спрашивали - “Есть ли побои или увечья, шрамы, полученные с того момента как тебя сюда привели?”

"15 лет назад они легко могли обработать дубинкой, просто так. Развлечься", - рассказал мне позже бывалый из моей клетки, - "Меня когда-то здоворо огрели по шее, когда  я нагнулся поднять упавшее кольцо. Сейчас их воспитали, конечно".

Меня ввели в клетку. Небольшая комната. Три лавки по стенкам. На них храпели разные мутные личности средней вонючести. В углу стоял унитаз прикрытый дверками по пояс. На унитазе попердывал какой-то дедок. На полу валялись и храпели типы разных наружностей, но в основном черные и какие-то латиносы. Места приютиться мягко говоря не было.


Первая мысль у любого воспитанного во дворе русского пацана, попадая в такую вот камеру, какая? Правильно! -  не оказаться вблизи параши, ибо это западло и все-такое.

Но как определить, где тут место ближе к параше, а где нет? Толчок был как бы сразу и везде. Что ближе и что дальше понятия абсолютно относительные… понаблюдав за окружающими меня сопящими бедолагами, я пришел к выводу, что во -первых, место временное и “парашный вопрос” тут не ключевой, во-вторых, есть ощущение, что это вообще чисто русско-блатная тема (впоследствие дополнительное изучение вопроса, подтвердило эту мысль). Все валялись как попало, где попало. Найти маленький пятачок на полу, уже было удачей.

Я разыскал на полу какое-то местечко между двумя парами ароматных пяток и присел. Растянуться у меня не было возможности. Пришлось сидеть ждать своего шанса. Я клевал носом, хотелось дико спать, но грела одна мысль по моим подсчетам должно было быть уже в районе 8 утра. Если верить полицейскому на суд меня должны были позвать в 9 утра. Наииивный…. неопытный….

Посталкогольный отходняк в такой атмосфере, мягко говоря, был адский.  Я, то проваливался в сон, то просыпался от каждого шороха. Через час, примерно (часов нет, телефона нет, ничего нет. Время наощупь),  когда у меня затекла спина, руки и ноги, кого-то наконец увели куда-то… Наша камера немного оживилась. Проснулся какой черный мужик, поел какие-то остатки хлопьев из-под своей жопы, довольно мерзко попил молоко. Пошел испражняться.  Я пользуясь случаем вытянул ноги. И уткнулся носом себе в куртку.


А дальше собственно бесконечное ожидание. Томительное , тоскливое… Часов нет. Времени нет. Окон нет. Время ползет себе ползет. И ничегошеньки не происходит. Храп. Пердеж. Кашель. Какой-то дедок каждые минут пятнадцать хромал к толчку и чем-то мерзко харкал.

Приводили новеньких. Все пытались найти место и покемарить.

Как-то проснулись двое спавших на лавках.  Сели посидеть. Размять тела.  В это время привели какого-то китайца. Он как-то ловко как и все китайцы (а они в борьбе за место под солнцем или за сиденье в метро самые чемпионы) умудрился воспользовавшись моментом втиснуться между двумя потягивающимися арестантами. Когда они поняли, что произошло, было уже поздно. Китаец свернулся калачиком и захрапел.

Им оставалась только покрикивать на него, когда он в забытье касался ногами одного или головой упирался в свитер другого, сложенный в качестве подушки.

- Эй чувак, следи за ногами! - возмущался черный паренек в капюшоне.

- Айм сорри - бухтел китаец и поджимал колени.

- Слышишь, не трогай мои вещи, мазафака! - рычал другой, едва китаец касался головй свитера.

- Айм сорри, - бухтел китаец и втягивал голову в шею. Но местечко он свое просто так не отдаст, это было понятно.


Так мы провели еще какой-то час, а может два.

Я давно уже хотел отлить, но вставать пока был не намерен. Место было можно потерять в два счета. А с учетом просто ужасающей неторопливости событий, критически важно было иметь возможность именно лежать, пусть и на полу.

Сколько все это продлится непонятно.  И ладно бы в моей камере какие-то байки травили. Не повезло мне. Все спали.

В клетке напротив было веселей. Там шел какой-то занимательный треп, доносились неплохие шуточки. Давно отмечено, что у заключенных очень сильно развивается слух.

В отсутсвии какого-либо занятия, когда даже в потолок не поплюешь, он слишком высоко,и смотреть некуда, все уже исследовано, начинаешь очень хорошо слышать.

Самой важной слуховой новостью - конечно же является появление полицейских с нашим папками в руках и объявления фамилий идущих на суд. Ты всегда знаешь, едва задремав, когда они появляются. Где-то там в коридоре ухо слышит оживление. Моргаешь ухом как сторожевой пес. Через мгновение, выкарабкиваясь из полудремы,  ты уже четко разбираешь неизвестные фамилии заключенных в соседних камерах. Боишься пропустить свою. При этом, мою неамериканскую, сложно произнести и никогда не знаешь как ее выговорят и поймешь ли ты, что это ты. Живя в Америке, признаться 1 из 10 умудряется попасть в фамилию сразу.

По моим подсчетам начали вызывать в 11 утра. Сначала было довольно активно. А потом все умерло. И затихло. К часу дня  растаяли мои надежды выйти к часу дня.

К 3-м часам растаяли мои надежды выйти вечером. К 4-м растаяли надежды выйти завтра. Полицейские приходили раз в час. Примерно. По ним я мерял время.  Примерно.

Вызывали по одному-два человека из шести камер. Так таяли надежды.

В каждой камере было человек по 20-25. Шансов на скорое освобождение становилось все меньше и меньше.

В какой-то момент нас повели трапезничать. Вывели из клеток.  Выстроили в очередь, по итогам которой достались бутерброд и пакетик молочка. Бутерброд условный - два хлебушка - такие американские для тостов, и между ними квадратик нерасплавленного (плавленного сырка).
Кушайте на здоровье.
Съел на здоровье.

Молоко не пью с детства. Отдал сокамернику. Бутерброд запил водой из-под крана у параши. В конце концов если, что-то в этой каталажке и стерильно чистое, то точно нью-йоркская вода из-под крана. Как пить дать.

Ближе к вечеру, когда неопределенность стала уже давить на нервы, из соседней камеры напротив заорал один, прилично одетый мужчина, который ночью был очень пьян, (его повязали за драку с другим тоже прилично одетым мужчиной. Но второй сидел угрюмо и молчал. А этот первый, начал орать на всю каталажку)

- Позвоните Сноудену!!! Позвоните Сноудену!!! Эй, офицер!!! ПОЗВОНИ СНОУДЕНУ!!!!


К нему подошел неприветливый черный бугай-офицер и, как в кино, начала трещать дубинкой по решетке:


- Заткнись, мазафака!!!!

- Офицер, вы можете связаться со Сноуденом? - уже поспокойней сказал прилично одетый мужчина, - Передайте ему, чтоб он рассказал русским, что нас тут держат ни за что!!!! Пусть весь мир знает!!!

Я улыбнулся и запомнил. Передаю сейчас всем русским в этом блоге, хотя я не Сноуден никакой.

Через какое-то время прилично одетый мужчина тоже затих.  К сожалению, как выяснилось позже, такие безобидные выкидоны серьезно влияют на время выхода из тюрьмы. Мне рассказал “бывалый” - “Чем больше ты выделываешь, возмущаешься и требуешь, тем дольше будешь сидеть. Они просто твои бумаги, получая сверху,кладут под низ стопки”.

Самые буйные, так и остались в камере, после того как меня повели наверх. Несмотря на то,что они попали в клетку раньше.

Нужно сказать, что система выстроена так, что в камере набитой до отказа, сидят большую часть за херню. У кого-то где-то был неоплаченный штраф, который был оплачен, но квитанция не дошла. Система не разбирается. Сразу в каталажку на откуп судье. Собственно, моя история совсем не уникальная. У меня был не оплачен штраф за "пописать", который я отослал по почте. Его видимо не получили, либо кто-то недорегистрировал.  Позднее выяснилось, что за “пописать” нельзя просто оплатить по почте, а нужно обязательно явиться в суд. Правила такие. За бухло на улице достаточно почтового перевода 25$. А вот за Public Urination будьте добры в суд и 50$. Я не появился, а это уже преступление.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ ЗДЕСЬ:  http://chegodaev.livejournal.com/23483.html

Posts from This Journal by “записки” Tag

аааа, теперь понял за что тебя задержали. Фактически по совокупности, но большей частью от скуки.
Ыыыы, спасибо за историю. И за то, что в жж. Подписался.
Носов с Вас писал Незнайку на луне, очевидно. Оказывается, это все правда.

О про Незнайку на луне, тут очень многое правда.